ПАРЛАМЕНТСКИЕ СЛУШАНИЯ В СОВЕТЕ ФЕДЕРАЦИИ: О БУДУЩЕЙ КОНЦЕПЦИИ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Новости
Вчера, 30 марта, в Совете Федерации состоялись парламентские слушания на тему «Концепция родительско-детских отношений в Семейном кодексе Российской Федерации».

На площадке Парламента в очередной раз прошла весьма интересная дискуссия, в которой были представлены различные, иногда прямо противоположные, позиции. Но в целом порадовало, что вектор общественного мнения изменил свое направление. Если несколько лет назад с высоких трибун звучали бесконечные ювенальные лозунги о приоритете детей, о необходимости «присесть и смотреть на мир с их уровня и их глазами», то наконец-то мы слышим о важности защиты семьи в целом, а также авторитета родителей. Как известно, именно идеология «детоцентризма» лежит в основе ювенальной юстиции, разрушающей семьи, а также вырастила на Западе поколение «дерзких паршивцев» (по словам шведского психиатра Дэвида Эберхарда).

Слушания в Совфеде вела Е.Б. Мизулина, благодаря титаническим трудам которой наконец-то стала возможной открытая дискуссия на высоком уровне с участием родительских организаций. И заметьте, настоящих, а не карманных матерей России.

Как справедливо отметила сенатор Е. Мизулина: «Сегодня в России преобладает позиция, что лучший защитник ребенка — это внешние институты, а не родители. С таким подходом нам вряд ли удастся сохранить нашу государственность. Семья — это фундамент, благодаря которому российская история насчитывает сотни лет».

Для того, чтобы изменить сложившуюся ситуацию, важно внести в законодательство серьезные поправки. В частности, как отметила Председатель Ассоциации родительских комитетов и сообществ Ольга Леткова в Семейном кодексе «должна быть прописана система принципов. Первый из них — принцип уважения к природе семьи и ее естественного назначения. Государство должно признавать особое положение материнства и отцовства. Далее — принцип презумпции добросовестности родительства. Его необходимо сделать реальным и эффективным. Принцип автономии семьи и невмешательства в частную жизнь семьи. Наконец, принцип приоритета родительских прав. Именно родители должны определять, что лучше для детей».

Как заметил Председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, протоиерей Димитрий Смирнов, существующий перекос в семейной политике связан с тем, что «на протяжении многих последних лет в российское законодательство вносились изменения, которые основываются не на нашем традиционном опыте выстраивания детско-родительских отношений, а на различных международных стандартах, зачастую сомнительных и лживых».

Были на слушаниях и участники, которые пытались продвинуть эти сомнительные стандарты еще глубже в российское законодательство. В частности, представитель ООН в России, член Координационного совета при Президенте по реализации Нац. стратегии действий в интересах детей О.А. Хазова сообщила, что в Семейный кодекс РФ нужно внести норму о запрете телесных наказаний детей, что такие наказания вредно сказываются на детях и повышают уровень насильственных преступлений в обществе. Сослалась представитель ООН на опыт Швеции, в которой, с ее слов, уровень преступности после запрета телесных наказаний детей упал. На этот пример манипуляции общественным мнением, О.А. Хазова услышала ответ от участников слушаний, которые привели ей прямо противоположные данные. В частности, как сообщила, представитель Общ. уполномоченного по защите семьи в СПб и  ЛО А. Швабауэр, «в Швеции физические наказания детей были запрещены законом в 1979 г. В 2004 г. Департамент криминологии Университета Швеции выпустил  доклад о тенденциях в детской преступности, соглансо которому с середины 1980-х в Швеции пошел резкий рост насильственной детской преступности. За 10 лет произошел скачок почти в три раза. Между тем, в РФ по статистике Росстата за период с 2000 г. по 2014 г. детская преступность упала почти в 4 раза (если в 2000 г. при участии несовершеннолетних было совершено 195,4 тыс. преступлений, то в 2014 г. – 59, 5 тыс.). И без всякого запрещения родительских наказаний».

Еще одним грустным для просемейных организаций выступлением стала речь Руководителя Комитета Адвокатской палаты Ростовской области В.Н. Писарева, который сообщил, что с законами у нас якобы все в порядке, а проблема – только в родителях, и повторил высокому собранию цитату, так любимую ювеналами и их психолагами: «Не воспитывайте детей, воспитывайте себя».

Как бы глубокомысленны ни казались эти слова на первый взгляд, но их мировоззренческая суть – в необходимости отказа от воспитания детей. И эта идеологема сейчас просто переполняет нейролингвистические издания, к сожалению, раскрученных психологов (типа Петрановской и Гиппенрейтер). Далее адвокат предложил ввести в школы программу правового просвещения, чтобы  «дети научились действовать в СВОИХ интересах». Комментарии излишни.

Было и еще несколько докладов с ювенальным уклоном, но в целом преобладала позиция о важности возвращения авторитета родительской власти.

Как отметила Мария Мамиконян, председатель «Родительского Всероссийского Сопротивления», ювенальное содержание современной политики крайне опасно для государства, что показали последние несанкционированные митинги оппозиции, в которые вовлекали детей. Если у родителей нет возможности воспитывать детей, как они считают нужным, этим естественно пользуются политические провокаторы.  

На слушаниях прозвучало еще много интересных докладов. В частности, руководитель правозащитного движения «Иван-чай» Э. Жгутова обратила внимание на опасный регламент отобрания детей из семьи, который разрабатывается в Москве, и позволяет отбирать детей не только по ст. 77 СК. Член «РВС» О. Барсуков рассказал о такой ювенальной технологии «мягкого отчуждения» родителей и детей как медиация, которой подменяется сейчас образование. Член Президиума Координационного Совета Патриотических сил СПб и ЛО А. Цыганов напомнил, что у нас в стране существует Стратегия нацбезопасности, которой и должна соответствовать семейная политика России, даже если это не нравится ООН, а также напомнил слова Е. Шварца о том, что «Детей надо баловать, тогда из них вырастут настоящие разбойники». В этом ключе актуально принятие закона о непреступности наказаний детей, о чем сказал член «РВС» А. Коваленин.

На слушаниях выступила также эксперт Общественного уполномоченного по защите семьи в СПб и ЛО, к.ю.н. Анна Швабауэр, которая указала, что сегодня происходит формирование системы, подрывающей родительско-детские отношения под видом защиты прав ребенка, и происходит это через постепенное внедрение целой системы подмен понятий.

Ниже тезисно приведен текст доклада А. Швабауэр (полностью выступление см. в видео-ролике):

1.         Родителей подменяют сторонними лицами: сотрудниками опеки, соцслужб, психологами, замещающими «родителями», а также планируют заменить в судах «детскими адвокатами».

Так, согласно ряду статей Семейного кодекса передача прав от родителей органам опеки происходит по крайне неопределенным основаниям. Например, согласно п. 2 ст. 64 СК: «Родители не вправе представлять интересы своих детей, если … между интересами родителей и детей имеются противоречия». Что такое «противоречие» - понятие крайне растяжимое, а определять наличие такого факта уполномочен орган опеки. Аналогичны по смыслу - абз. 1 п. 2 ст. 54, п. 3 ст. 56, ст. 121 СК. Все эти нормы должны быть исключены. При этом важно дополнить п. 1 ст. 63 СК конкретными правомочиями родителей по воспитанию детей, например, выбирать методы воспитания, в т.ч. право наказывать.

2.         Родителей подменяют соцработниками в частности, через навязывание социального сопровождения семьи. Социальные услуги (по вмешательству в семью) приносят услугодателям деньги. Поэтому все нормы, которые провоцируют на это, должны быть исключены из законов, в частности, статья о социальном сопровождении семьи из ФЗ РФ № 442-ФЗ об основах социального обслуживания в РФ. Для этой же цели нужны:

- коренная чистка закона № 120-ФЗ об основах профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, который своими широкими формулировками позволяет вмешиваться в семью там, где для этого нет оснований.

- отмена Концепции развития ранней помощи в РФ на период до 2020 года (распоряжение Правительства РФ 31 августа 2016 г. №1839-р), каковая предполагает «раннее выявление» «детей группы риска» (которые вновь определены крайне широко), навязывание сопровождения семье, а также отправление детей в специализированные учреждения, конечно, для «помощи» семье (услуга «социальная передышка») (См. статью А.В. Швабауэр об этой опасной концепции здесь https://regnum.ru/news/society/2176588.html).

- блокирование законопроекта о «Контингенте учащихся», который – в нарушение ст.ст. 23, 24 Конституции - предполагает принудительное создание единой электронной базы с занесением в нее частной информации о ребенке и семье (об учебе, здоровье, ситуации в семье и т.п.), и который будет доступен широкому кругу госорганов (в т.ч. опеки), и, соответственно, станет плодородной почвой для работы ювеналов. Не случайно в распоряжении Правительства от 25 октября 2014 г. N 2125-р, которым запущено создание «Контингента», было сказано, что он нацелен на «профилактику безнадзорности», а последней обычно прикрывают банальное вмешательство в семью.

3.         Подмена кровных родителей «замещающими платными родителями».

Существующий финансовый перекос в сторону господдержки «замещающих семей» провоцирует очередь на изъятие детей из кровных малоимущих семей.

Коммерциализация при семейном устройстве детей в корне противоречит российским семейным и духовным традициям. Подмена базы семьи с духовной на материально-профессиональную закономерно порождает проблемы и разрушает традиционный институт семьи.

В СК необходимо внести такой принцип как «приоритет сохранения кровной семьи для ребенка», а также следует отказаться от платного устройства детей (патронатные, приемные семьи), которое стимулирует ювенальные технологии.

4.         Подмена родителей психологами.

Постоянно муссируется идея о важности работы психологов с детьми без согласия родителей, реализация которой приведет к подмене родителей психологами через систему образования.

Однако проверка материалов, которые внедряются психологами Центров ППМС в школы в качестве программ дополнительного образования, показывает, что они зачастую нацелены на псевдопрофилактику и на растление детей.

В стране внедряется также такой инструмент подмены родителей как детский телефон доверия, на который детей призывают звонить при наличии любых проблем. Этот телефон преподносится детям как место, где работают исключительно профессионалы. В отличие от родителей.

Следует более четко прописать правило о необходимости согласия родителей на работу с их детьми психологов в п. 4 статьи 65 СК.

5. Подмена родителей адвокатами и психологами в судебном процессе.

Речь о законопроекте № 103372-7 «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации», который внесен Правительством в Думу.

Согласно законопроекту статью 52 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее – ГПК) в любых гражданских делах, в которых затронуты интересы детей, родитель ребенка «может быть отстранен от участия в деле …, если он злоупотребляет предоставленными ему полномочиями, …, либо его действия иным образом наносят ущерб интересам представляемого». В этом случае ребенку суд сам назначает «детского адвоката». Очевидна размытость оснований для устранения родителя.

Кроме того, новыми нормами внедряется институт «детских адвокатов», который существует в ювенальной системе на Западе. Детские адвокаты там полностью встроены в систему, работают в тесной связке с ювенальными судами, поскольку это приносит им прибыль, и слабо интересуются реальными потребностями детей и их семей.

К слову, продвижение «ювенальной адвокатуры» у нас происходит уже несколько лет. В частности, под эгидой Федеральной палаты адвокатов (ФПА РФ) вышло издание «ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АДВОКАТА ПО ОКАЗАНИЮ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМ», полностью посвященное якобы необходимости введения ювенальных адвокатов. Если открыть первую страницу издания, узнаем, что «ФПА РФ благодарит Американо-Российский фонд по экономическому и правовому развитию (USRF), при поддержке которого было осуществлено данное издание».

Между тем, в соответствии с решением МЮ РФ, 7 декабря 2015 г. Американо-российский фонд по экономическому и правовому развитию (USRF) включен в перечень иностранных организаций, деятельность которых признана нежелательной на территории РФ http://usrf.us/index_rus.html Так что видно, кто продвигает в России соответствующие технологии.

Далее по проекту - в ст. 165 ГПК предусмотрено право ребенка любого возраста самостоятельно участвовать в любом гражданском процессе.

Согласно проекту «Несовершеннолетний… должен быть в доступной для него форме проинформирован о существе рассматриваемого дела …, своих процессуальных правах, включая право на выражение своего мнения …, на обращение с ходатайством о назначении адвоката или иного представителя, право на осуществление правомочий стороны в процессе» (ч. 2 ст. 165).

На каком основании данный законопроект отстраняет родителя от решения существенных для своего ребенка вопросов, неясно.

При этом по предлагаемой ст. 179 ГПК в каждом процессе с участием ребенка обязательно участвует психолог (педагог). Такое решение означает полное недоверие родителям как законным представителям ребенка и представляет собой презумпцию наличия противоречия между интересами родителей и детей. Данный факт подрывает право родителей на воспитание (ст. 38 Конституции).

6. Подмены в содержательной части воспитания.

6.1.      Законы заменяют естественную семейную иерархию приоритетом детей.

Это следует, в частности, из п. 3 ст. 1, п. 1 ст. 65 СК. Для восстановления авторитета родителей, без которого невозможно нормальное воспитание, необходимо исключение упомянутых норм из СК.

6.2. Подмена понятия жестокого обращения путем приравнивания к нему обычных воспитательных мер.

Речь в первую очередь о региональных регламентах межведомственного взаимодействия, которые внедряют неадекватные критерии «опасности для жизни и здоровья ребенка» (а значит – основания для его изъятия из семьи).

Так, в СПб есть «Порядок межведомственного взаимодействия органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних ….» (утв. Распоряжением Комитета по вопросам законности от 18.01.2016 г. № 2-р).

В нем опасным для жизни/здоровья ребенка признано «проживание несовершеннолетнего в семье в ситуации конфликта членов семьи, с наличием стрессовых факторов: например, финансовые проблемы, неблагоприятные события в жизни семьи». Конфликты и финансовые проблемы случаются в подавляющем большинстве семей, поэтому потерять ребенка может любая семья.

Иные основания по Регламенту еще более неадекватны.

По России распространены (и приняты как нормативные акты в ряде регионов, например, в Архангельской области) «Методические рекомендации для специалистов органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних по вопросу защиты детей от жестокого обращения». Приведем одну цитату из рекомендаций, которая отвечает на многие вопросы: «Под насилием понимается любая форма взаимоотношений, направленная на установление или удержание контроля силой над другим человеком».

Иными словами, любой родительский контроль за ребенком – это насилие. Со всеми вытекающими последствиями.

Откуда ноги растут у таких неадекватных документов? Это – копии с материалов Фонда поддержки детей в трудной жизненной ситуации и «Национального» фонда защиты детей от жестокого обращения», которые привезены из-за рубежа.

В общем, все это показывает, кто именно внедряет в России технологии, разрушительно действующие на институт семьи, и что необходимо срочно принимать меры против прозападных НКО, которые занимаются деструктивной деятельностью и делают на семье бизнес. Недопустимо продолжать передачу НКО социальных функций государства в сфере защиты семьи. Семьей должно заниматься государство.

 

ПРИМЕЧАНИЕ:

 «Нац. фонд защиты детей от жестокого обращения» связан с USAID - Американское агентство по международному развитию (далее – АМР).

Согласно докладу АМР (USAID) «О помощи российским сиротам» (http://pdf.usaid.gov/pdf_docs/PDACR711.pdf):

- НКО «Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения» - проводник политики АМР (USAID) в России (с. 4 доклада).

При этом АМР (USAID) получает из бюджета США финансирование на защиту национальных интересов США в других странах (https://www.whitehouse.gov/files/documents/budget_2012.pdf).

- Между Фондом поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации и Нац. фондом защиты детей от жестокого обращения был заключен договор о сотрудничестве в 2009 г. (с. 36 доклада АМР).

- АМР (USAID) был замечен в организации оранжевой революции на Украине, на пару с Нац. фондом США в поддержку демократии (National Endowment for Democracy).   

Не случайно, в 2012 г. АМР этот выдворили из России «за попытку влиять на внутренние политические процессы в России».

А его партнер - Национальный фонд в поддержку демократии» (The National Endowment for Democracy) Минюст России признал нежелательным на территории РФ http://minjust.ru/ru/activity/nko/unwanted

Однако до сих пор дело АМР (USAID) живо, и материалы, им профинансированные, внедряются в практику работы с семьей РФ.

Полностью выступление А.В. Швабауэр можно посмотреть на видео:

Дорогие друзья!

Наша деятельность ведется на общественных началах и энтузиазме. Мы обращаемся к Вам с просьбой оказать посильную помощь нашей экспертной и правозащитной деятельности по защите традиционной семьи и детей России от западных технологий и адаптированных с помощью лоббистов законов. С Вашей помощью мы сможем сделать еще больше полезных дел в защите традиционной Российской семьи!

Для оказания помощи можно перечислить деньги
на карту СБЕРБАНКА 4276 5500 3421 4679
получатель Баранец Ольга Николаевна
или воспользуйтесь формой для приема взносов: