ЗАКОНОПРОЕКТ О ПРЕВРАЩЕНИИ РОССИИ В СУМАСШЕДШИЙ ДОМ

Новости
Все опасные законопроекты преподносятся обществу под благим соусом. Ювенальные технологии внедряются под лозунгами защиты прав детей. Теперь лоббируется деструктивный законопроект под видом защиты прав граждан, имеющих психические расстройства. Речь о законопроекте № 879343-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в целях повышения гарантий реализации прав и свобод недееспособных и не полностью дееспособных граждан». Этот проект принят Госдумой в первом чтении. Нормы проекта таковы, что в результате мы можем получить криминальный рынок на ментальных инвалидах. Под сурдинку лоббисты пытаются протолкнуть опасные нормы, касающиеся здоровых детей.
 
28 ноября в Совете Федерации состоялся очередной этап лоббирования законопроекта в рамках слушаний экспертного совета при Комитете Совфеда по конституционному законодательству и гос.строительству. В большинстве своем выступали лоббисты проекта, однако с резко отрицательной оценкой удалось выступить представителю Общественного уполномоченного по защите семьи в СПб, который потребовал приобщить к материалам слушаний критическое заключение Уполномоченного и учесть в дальнейшей работе.
 
К сути проекта. Коротко говоря, законопроект создает условия для бизнеса на психически нездоровых людях, давая широчайшие полномочия ОРГАНИЗАЦИЯМ для получения опеки (попечительства) и управления ею.
 
Законопроект разрешает назначать опекунами (попечителями) ЛЮБЫЕ организации, в т.ч. коммерческие (!), отправляя на свалку истории опеку как институт с участием физических лиц; дает возможность назначать гражданину НЕСКОЛЬКО организаций-опекунов, а также внешнего СООПЕКУНА ребенку, помещенному в детский дом, прямо фиксирует право ОРГАНИЗАЦИЙ на ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ с момента заключения договора об опеке (и даже на период до заключения договора в определенных условиях), создает условия для финансовой поддержки государством НКО-опекунов, хитро ЛИШАЕТ ПРИОРИТЕТА на опеку БЛИЗКИХ лиц (бабушек, дедушек и др.). Кроме того, законопроект содержит много опасных норм, изменяющих Закон о психиатрической помощи, которые будут провоцировать бизнес не только на ментальных инвалидах, но и на тех лицах, которые таковыми не являются, но кому-то очень надо, чтобы стали. Законопроект создает также всесильную «Службу защиты пациентов», которая получает полный доступ к гражданам с психическими расстройствами, отменяет правило о врачебной тайне в сфере психиатрии в отношении этой Службы защиты пациентов, при том что в ней сможет работать кто угодно (!), в т.ч. НКО (в т.ч. иностранные агенты). Бесконечные полномочия «Службы защиты пациентов», по мнению психиатров, будут способны привести работу психиатрических учреждений в тотальный хаос. В итоге, больные будут лишены нормального лечения, зато «попадут на рынок социальных услуг» организаций - опекунов, лоббирующих закон. В результате принятия закона наша страна может превратиться в одну большую психушку, в которой будут делать деньги и НКО-шники, и коммерческие структуры.
 
Весьма примечательно, как инициаторы проекта обосновывают его актуальность: новелла об опеке организаций «соответствует зарубежному опыту»! Мы подскажем, что еще этому опыту «соответствует» - ЛГБТ-браки, получение детей в опеку ЛГБТ-шниками, ранний обязательный секспросвет детей с играми в половые органы и т.п. Тоже надо внедрять?
 
Интересен и другой аргумент авторов законопроекта в пользу раскрутки системы опекунов- юрлиц: в стране «активно формируются организации, оказывающие различного рода услуги инвалидам». Поэтому давайте мы отдадим им все те функции, которые должны выполнять физлица (или госорганы, государственные учреждения; нужное подчеркнуть).
 
Этот законопроект – очередной шаг разгосударствления государства с неимоверным и необоснованным возрастанием роли НКО, которые обычно занимаются зарабатыванием денег на слабых, используя их для самопиара и «фандрайзинга».
 
Обстоятельный разбор деструктивного законопроекта, выполненный экспертным советом Общественного уполномоченного, приведен ниже.  
 
Предваряя этот внушительный анализ, посмотрим, кто продвигает проект. Список лоббистов весьма показателен.
 
В Думу законопроект внесли несколько сенаторов, наиболее известными из которых являются: К. Добрынин (сторонник легализации однополых браков в России https://regnum.ru/news/1937618.html, борец с законом «Димы Яковлева», лоббист беби-боксов), А. Клишас (лоббист закона «два года тюрьмы – за шлепок ребенку», ветированного Президентом закона о «Контингенте учащихся», навешивающего электронную петлю на шею каждому, человек, об ориентации которого также много пишут http://www.compromat.ru/page_36198.htm), З. Драгункина (лоббист ювенальной Стратегии действий в интересах детей, сопредседатель карманной ювенальной организации -  «Национальной родительской ассоциации», сторонница обучения «некомпетентных» родителей, которыми якобы являются все представители современного поколения http://nra-russia.ru/vazhno/zinaida-dragunkina-nra-stala-effektivnyim-instrumentom-realizaczii-strategii-dejstvij-v-interesax-detej.html, лоббист стандартов качества жизни детей и т.п.), Г. Карелова (лоббист антисемейной Стратегии действий в интересах женщин http://maxpark.com/community/33/content/5092744, член редсовета «Вопросы ювенальной юстиции», http://www.juvenjust.org/index.php?showforum=270, сторонник социального сопровождения семьи и ювенальной технологии «ранней» помощи https://ria.ru/sn_urban/20160908/1476426052.html). В число инициаторов включилась также печально знаменитая «детозащитница» Л. Гумерова (горячо выступала за закон о шлепках http://katyusha.org/view?id=553, лоббист ювенальных технологий http://родком72.рф/novosti/nashi-publikatsii/yuvenalnaya-propaganda-v-parlamentskoy-gazete/, Десятилетки детства по западным стандартам и т.п.).
 
В 2015 г. Е. Тополева – Солдунова - соучредитель растлевающей детей НКО «Фокус-медиа» (продвигающей педерастию и прочие ценности «толерантности» http://katyusha.org/view?id=4474), лоббист передачи полномочий государства НКО, пыталась протолкнуть указанный закон и создать Службу «защиты пациентов» при Общественной палате РФ, членом которой она является (http://raptus.su/threads/zaschita-pacientov-psixiatricheskix-stacionarov.687/).
 
На заседании 28 ноября 2018 г. в Совете Федерации проект лоббировали:
 
- В.М. Гефтер - директор АНО "Институт прав человека", член правления иностранного агента "Мемориал", экс-помощник диссидента С.А, Ковалёва. Его отец – также известный диссидент, первый президент центра "Холокост" М.Я. Гефтер.
 
- Е.Ю. Клочко – член ювенальной «Национальной родительской ассоциации», о деструктивной деятельности которой известно (https://nra-russia.ru/glavnaya/ob-assocziaczii/person/klochko-elena-yurevna.html; http://katyusha.org/view?id=10950). Одним из партнеров НРА является еще одна антисемейная НКО, выполняющая американские рекомендации – Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации.
 
- Павел Кантор - юрист Центра лечебной педагогики, окончил Государственную Еврейскую академию им. Маймонида (http://www.ccp.org.ru/ids/5174). Что это за «Академия»? Возглавляет ее В. И. Коган (http://maimonid.ru/academya/struktura-akademii.html), которая открыла ВУЗ по совету Ребе Менахема Мендл Шнеерсона, полученному от него в Нью-Йорке. Ректор сообщает, что открыла новую науку «Манусоника» (http://maimonid.ru/manusonika.html) и оценила по заслугам труды Джуны Давиташвили (известной аферами и оккультизмом), и в честь плодов «трудов» Джуны ввела новое научное понятие «Джуна-эффект». К счастью, «научные открытия» Коган не получили официального признания. Однако весьма интересно, чему в этой странной Гос. Академии (http://bourabai.narod.ru/boyarintsev/mistress.htm) научился г-н Кантор - лоббист законопроекта по опеке юрлиц над психически больными.
 
Еще пару штрихов к портрету Кантора. В 1999-2000 гг. он вместе с Б. Стомахиным участвовал в создании "Революционного контактного объединения" (РКО) и самиздатского бюллетеня этого объединения "Радикальная политика". РКО выступало за независимость Чечни и оправдывало насильственные методы борьбы за независимость (кстати, в еврейской государственной Академии особенное отношение к чеченцам, судя по всему не случайное: https://selenadia.livejournal.com/290391.html). Есть информация о том, что г-н Кантор признавался в позывах к самоубийству, в гомосексуализме, в 2007 году закрыт живой журнал Кантора «tobemuslim» за педофилию ("одобрение секса с участием детей в возрасте 9-11 лет"; http://anticompromat.org/gopniki/kantor.html).
 
В общем, будущее россиян с психическими отклонениями и детей, об опеке над коими планируют позаботиться вышеупомянутые лоббисты законопроекта, не может не вызывать опасений.
 
Лоббисты планируют добиться принятия закона во втором чтении уже в декабре. Надо спешить! Предлагаем всем неравнодушным гражданам направить в органы власти жалобу на опасный законопроект. Образец приложен.
 
Написать Председателю Госдумы В. Володину https://priemnaya.parliament.gov.ru/message/
Главе Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Т.В. Плетневой https://priemnaya.parliament.gov.ru/message/
Написать Председателю Совфеда В. Матвиенко http://pisma.council.gov.ru/
Написать Президенту В.В. Путину http://letters.kremlin.ru/
Написать в министру юстиции А.В Коновалову http://to78.minjust.ru/ru/electronic-appeal

Краткий текст в тело письма:

«Требуем отклонить законопроект № 879343-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в целях повышения гарантий реализации прав и свобод недееспособных и не полностью дееспособных граждан», который в случае принятия будет стимулировать криминальный бизнес (с использованием НКО и коммерческих структур) на гражданах с психическими расстройствами, а также на детях, приведет к массовым злоупотреблениям в сфере опеки и попечительства, к тотальному развалу системы оказания психиатрической помощи, нанесет серьезный удар по институту семьи. Полный анализ законопроекта в приложении». (И приложите файл-образец, прикрепленный ниже).
__________________________________________________
 
Перейдем к подробному разбору законопроекта.
 
1. Законопроект создает условия для бизнеса юридических лиц в сфере опекунства над психически больными гражданами и детьми.

Законопроект предусматривает возможность назначения опекунами (попечителями) частных организаций, в том числе нескольких в отношении одного подопечного (пп. 4, 5 ст. 35, п. 3 ст. 37, п. 2 ст. 39 ГК, пп. 7, 8 ст. 145, п. 4 ст. 155.1 Семейного кодекса РФ (далее – СК), пп. 1,2 ст. 2, п. 3 ч. 1 ст. 10.1 ФЗ «Об опеке и попечительстве» (далее- ФЗ об опеке) и др.).

В проекте прямо говорится о том, что «организация может исполнять функции опекуна или попечителя в отношении всех категорий граждан, нуждающихся в опеке или попечительстве, или их отдельных групп…» (ч. 2 ст. 10.1 ФЗ об опеке).

Согласно законопроекту в случае «множественной опеки» опекуны (в т.ч. организации) заключают между собой соглашение по вопросам об организации опеки в отношении подопечного ч. 4 ст. 15.1.). Законопроект предусматривает и такую форму опеки: юридическое лицо назначается как соопекун ребенку, который находится под надзором в организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей  (проект  п. 2 ст. 155.2 СК).

Предлагаемое регулирование поставит на поток бизнес юридических лиц в сфере опеки, нисколько не будет стимулировать восстановление родных семей, будет провоцировать преступное сращивание детдомов и организаций, формально получающих роль «соопекуна» с соответствующими правами (на определенные действия в отношении ребенка, на вознаграждения и т.п.).

Предлагаемый в законопроекте подход противоречит смыслу института опеки, которая согласно действующему законодательству назначается лишь в результате проверки нравственных качеств личности конкретного физического лица – опекуна. В частности, согласно действующему пункту 2 ст. 146 СК «При назначении ребенку опекуна (попечителя) учитываются нравственные и иные личные качества опекуна (попечителя), способность его к выполнению обязанностей опекуна (попечителя), отношения между опекуном (попечителем) и ребенком, отношение к ребенку членов семьи опекуна (попечителя), а также, если это возможно, желание самого ребенка». Опека – это весьма личный институт, предполагающий особые, достаточно близкие отношения людей. Нельзя лишать лиц, нуждающихся в опеке (попечительстве), сущностного элемента этих отношений, а это произойдет в случае назначения опекунами организаций, особенно нескольких.

Абсолютно непонятно, как при назначении в качестве опекуна организации будет выясняться вопрос о том, какое конкретно физическое лицо (лица) будет обеспечивать защиту и реализацию интересов и прав подопечных. Предлагаемое регулирование приведет к назначению в качестве опекунов (попечителей) «котов в мешке» с закономерными злоупотреблениями со стороны неизвестных при назначении опеки «сотрудников» организаций-опекунов. Пустые (не обеспеченные реальной возможностью защиты) нормы законопроекта о необходимости соответствия сотрудников организаций-опекунов определенным в СК требованиям (ч. 7 ст. 10.1 ФЗ об опеке), ничего не меняют: во-первых, при назначении опеки не известно, кто именно будет ее осуществлять по факту, во-вторых, не предусмотрено никакой предварительной проверки соответствия сотрудников организаций-опекунов требованиям закона.

При этом предусматривается ничем не обусловленное право организаций-опекунов снять с себя опеку в любой момент  (п. 2 ст. 39 ГК). Создается очень удобная схема для организаций, не учитывающая интересов подопечных.

Статьей 101 ФЗ об опеке предусматривается возможность осуществления функций опекуна или попечителя не только некоммерческими, но и коммерческими организациями, что откровенно не согласуется с целями законопроекта (ч. 1 ст. 10.1).

О вознаграждении организаций-опекунов с момента заключения договора об опеке прямо сказано в проекте (п. 7 ст. 145 СК). Более того, законопроект содержит нормы о возможности назначения вознаграждения за период, предшествовавший моменту заключения договора (с момента принятия акта о назначении опекуна, но до заключения договора (ч. 3 ст. 13 ФЗ об опеке).

О господдержке, в том числе имущественной, в отношении некоммерческих организаций – опекунов говорится в проектируемом подп. 17 п. 1 ст. 31.1. ФЗ «О некоммерческих организациях».

При этом учреждения социального обслуживания, медицинские организации, оказывающие психиатрическую помощь, получают в законопроекте право подавать иск об ограничении дееспособности граждан в силу психического расстройства (ч. 1.1. ст. 281 Гражданского процессуального кодекса РФ). Кроме того, попечители, т.е. по законопроекту - в т.ч. коммерческие организации, имеют право подавать иск о лишении лиц, ограниченных в дееспособности в силу психических расстройств, права самостоятельно распоряжаться своими доходами (заработком и т.п.) (абз. 2 ч. 3 ст. 281 ГПК). В таком случае распоряжаться этими доходами будет именно попечитель (ст. 37 ГК), т.е. в т.ч. коммерческие организации, которых сложно заподозрить в жертвенном труде на благо психически страдающих граждан.

Что касается несовершеннолетних, то введение опекунов-организаций прямо противоречит их интересам и принципам жизнеустройства детей, оставшихся без попечения родителей. Только физические лица-опекуны способны реально обеспечить интересы ребенка, а не безликие организации, которые будут делать на получении функций опекуна бизнес.
СК РФ недвусмысленно устанавливает, что «при устройстве ребенка должны учитываться его этническое происхождение, принадлежность к определенной религии и культуре, родной язык, возможность обеспечения преемственности в воспитании и образовании» (п. 1 ст. 123 СК). Никакое из этих требований СК не будет учтено при назначении ребенку в качестве опекуна (попечителя) юридического лица.

Предлагаемый законопроект будет серьезно стимулировать:

- криминальный бизнес, которому выгодно большое число лиц, «нуждающихся в опеке» (как взрослых, так и детей), поскольку каждый «подопечный клиент» приносит доход; возможность назначения опекунами юридических лиц приведет к построению преступных сообществ и мошеннических схем их деятельности;
- массовые злоупотребления в сфере опеки и попечительства, поскольку создается интерес в ограничении граждан в дееспособности, в т.ч. с целью лишения их прав распоряжаться своим доходом и имуществом.

2. Вводятся нормы, которые ставят под удар возможность установления опеки бабушками/дедушками, иными родственниками, в приоритетном порядке.

Отмена приоритета бабушек (дедушек) и иных близких лиц при решении вопроса о назначении опекуна вводится, на первый взгляд, неприметным способом, с использованием двух отсылочных (бланкетных) норм.
Так, предлагается новая редакция ч. 7 ст. 10 ФЗ об опеке:
«Бабушки и дедушки, родители, супруги, совершеннолетние дети, совершеннолетние внуки, совершеннолетние братья и сестры совершеннолетнего подопечного, совершеннолетние братья и сестры его родителей, а также бабушки и дедушки, совершеннолетние братья и сестры, отчим (мачеха) несовершеннолетнего подопечного, совершеннолетние братья и сестры его родителей имеют преимущественное право быть его опекунами или попечителями перед всеми другими лицами, за исключением лиц, указанных в части 6 настоящей статьи».

В проекте ч. 6 ст. 10 сказано:

«Лица, определенные в заявлении, поданном в орган опеки и попечительства в соответствии со статьей 13 и частью 3 статьи 131 настоящего Федерального закона, а также определяемые в соответствии с частью 6 статьи 131 настоящего Федерального закона имеют преимущественное право быть опекунами или попечителями перед всеми другими лицами. Организации, определенные в порядке, предусмотренном настоящей частью, не имеют преимущественного права перед гражданами быть опекунами или попечителями несовершеннолетнего гражданина»

Открываем статью 13 проекта: «В отношении несовершеннолетнего гражданина, достигшего возраста четырнадцати лет, попечитель может быть назначен и (или) исполнение функций попечителя может быть возложено на организацию по заявлению такого несовершеннолетнего гражданина, поданному на случай возникновения оснований для установления над ним попечительства или после их возникновения с указанием конкретного лица, организации или предпочтений в их отношении».

Таким образом, дети от 14 лет естественным образом попадут в сферу манипулирования лиц, намеренных зарабатывать на вознаграждениях за опеку. Такая норма позволит отменить приоритет опеки близких лиц в результате воздействия на ребенка в целях подачи им заявления о назначении опеки заинтересованных лиц. Кроме того, непонятно, на каких правовых основаниях заявление о выборе потенциального опекуна могут подавать 14-летние дети, когда их интересы представляют родители!
Очевидно, что создаваемая система опеки юридических лиц, в т.ч. множественной, над детьми, причем, с легальной возможностью назначения опеки в обход родителей детям с 14 лет, приведет к широкомасштабному давлению «детозащитных» структур на семьи, в целях отобрания детей и обеспечения их перетока в руки бизнес-опекунов.

Открываем статью 13.1. проекта (в отношении совершеннолетних граждан, нуждающихся в опеке (попечительстве)):

Совершеннолетний гражданин, нуждающийся в установлении над ним опеки или попечительства (и имеющий проблемы психического характера) подает заявление о выборе опекуна, в т.ч. организации.
В итоге совершеннолетние граждане, нуждающиеся в попечительстве, попадут в сферу манипулирования организаций, намеренных зарабатывать на вознаграждениях за опеку (попечительство). Во-вторых, законопроект содержит норму, согласно которой для совершеннолетних граждан, не имеющих возможности в силу своего физического состояния определиться с предпочтительным опекуном, опекун назначается по ходатайствам любых лиц, добросовестно «оказывающих или оказывавших гражданину социальные услуги» (ч. 6 ст. 13.1). Очевидно, что злоупотребления в указанной сфере оказания услуг станут массовыми. В-третьих, отменяется приоритет близких родственников как кандидатов на опеку, преимущественное право по новой схеме смогут получить организации, что откровенно противоречит интересам граждан, нуждающимся в опеке (попечительстве).

3. Ст. 15.1 ФЗ «Об опеке и попечительстве» предусматривает назначение (возложение функций) на нескольких опекунов «в интересах несовершеннолетних», и при назначении нескольких опекунов принятие ими единогласных решений по вопросам о жизнедеятельности ребенка, утверждаемых органом опеки. Все это может привести к тому, что органы опеки будут навязывать бабушкам и дедушкам, которые готовы выполнять функции опекуна самостоятельно, организаций-опекунов, чем будет подорвана возможность нормальной семейной жизни для подопечных детей.

4. Серьезной почвой для правонарушений будет ч. 2 ст. 15.2. Закона об опеке, согласно которой:

«На случай возникновения оснований для установления опеки или попечительства … совершеннолетний гражданин, его родители, опекуны, попечители, в том числе бывшие, организации, исполняющие или исполнявшие в отношении гражданина функции опекуна или попечителя, иные лица, оказывавшие такому гражданину услуги и добросовестно исполнявшие свои обязанности, а также родители, опекуны, попечители, в том числе бывшие, несовершеннолетних граждан с ограниченными способностями к общению, а также организации, исполняющие или исполнявшие в отношении такого несовершеннолетнего гражданина функции опекуна или попечителя и добросовестно исполнявшие свои обязанности, вправе подать заявление о предпочтениях такого гражданина в порядке, предусмотренном частью 4 статьи 13 настоящего Федерального закона. Такое заявление может быть подано относительно любых сторон жизни гражданина, в том числе доступных ему способов общения, условий жизнедеятельности...».

Нет никаких сомнений, что подобные нормы приведут на практике к обеспечению работой (путем помещения на стационар либо для «оказания» каких-нибудь мифических услуг) тех самых организаций, которые подадут заявления о предпочтениях «на случай» необходимости опеки.
Случаи искусственно создаваемой «необходимости» (в т.ч. смерть законных представителей) с учетом провоцируемой законопроектом криминализации сферы опеки могут участиться либо вообще встать на поток.

Эти опасения не голословны, а подтверждаются опытом. На практике нередко встречаются случаи накрутки количества «оказанных услуг» в сфере социального обслуживания (акты оказания услуг, не оказанных в реальности), поскольку каждая «оказанная услуга» – это деньги.
Важно понимать, что чем больше оказано (реально или мифически) социальных услуг подопечным и чем больше людей отправлено под опеку (в т.ч. против воли), тем это более выгодно создаваемой системе бизнеса на опеке.

5. Законопроект позволяет организациям-опекунам (а также ее работникам, учредителям) в особых случаях («к выгоде подопечного») совершать сделки с подопечным (п. 3 ст. 37 ГК РФ) с согласия органа опеки. Однако очевидно, что все новые нормы в совокупности (с учетом передачи прав на опеку организациям, в т.ч. коммерческим, в силу закона преследующим извлечение прибыли в качестве основной цели деятельности) приведут к созданию и реализации схем лишения подопечных имущества (бизнесу на лицах с психическими расстройствами).

Нормы законопроекта, изменяющие Закон № 3185-I «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», ФЗ РФ от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»:
1) Происходит существенное и необоснованное расширение полномочий НКО в сфере деятельности организаций, оказывающих психиатрическую помощь гражданам:

- в ч. 1 ст. 38 сказано: «(1) Государством создается независимая от органов исполнительной власти в сфере охраны здоровья граждан и социального обслуживания населения служба защиты прав пациентов, находящихся в медицинских организациях, оказывающих психиатрическую помощь в стационарных условиях, и граждан, проживающих в стационарных учреждениях социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами (далее – Служба)». Новым является распространение полномочий Службы на учреждения социального обслуживания (по действующему закону Служба работает только в медицинских организациях).

При этом в ч. 3 сказано: «Служба создается и осуществляет свою деятельность в соответствии с федеральным законом о ней и настоящим Законом. Полномочия службы могут осуществляться гражданами и негосударственными некоммерческими организациями, которые могут также принимать участие в финансировании деятельности службы».

Таким образом, произойдет легализованное вторжение НКО (которые могут быть и иностранными агентами), а также любых физических лиц в деятельность заведений психиатрии. Из текста проекта можно заключить о заинтересованности в проекте НКО и граждан, готовых лично платить за получение прав на «защиту прав» лиц, помещенных в организации, оказывающие психиатрическую помощь.

Характерно, что члены этой «правозащитной» Службы входят в силу закона в специально создаваемую «Комиссию по рассмотрению вопросов о приеме в стационарное учреждение социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами, переводе, выписке и временном выбытии из него» (часть (2) ст. 44.1). Состав и широчайшие полномочия этой комиссии также вызывают серьезные претензии (ниже).

2) Новая «Служба» необоснованно наделяется полномочием по получению информации, которая является врачебной тайной. Предлагается новая редакция ч. 4 ст. 13 ФЗ от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», согласно которой без согласия граждан становится возможным предоставление сведений, составляющих врачебную тайну «11) в целях передачи службе, указанной в статье 38 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», информации о пациенте, подлежащей такой передаче в случаях и объеме, установленных законодательством РФ».

Слишком широкие полномочия Службы с доступом в нее любых НКО, в т.ч. иностранных агентов, несомненно, приведут к злоупотреблениям и криминальным схемам в обсуждаемой сфере.

3) При этом организации, в которых проходят лечение граждане с ментальными проблемами, в силу ст. 39 проекта обязаны:

- уведомлять Службу о поступлении ребенка старше 15 лет, отказавшегося уведомлять о своем поступлении в организацию своих родителей,
- о любой недобровольной госпитализации  пациента,
с возложением на организацию, в которой лечится пациент, обязанности обеспечить условия деятельности Службы, защищающей права пациентов, в т.ч. условия конфиденциального общения с пациентами.
В итоге неизвестные НКО получат беспрепятственный выход в т.ч. на детей в психиатрических заведениях «для защиты их прав», в т.ч. доступ к полной информации об их здоровье.

4) Судя по всему, планируется получение большого дохода организациями социального обслуживания пациентов с психическими расстройствами:
- согласно абз. 12 части (1) ст. 41 проекта: «При обращении с заявлением о приеме [в стационарную организацию - прим. авт.] лицу, страдающему психическим расстройством, попечителю гражданина, ограниченного в дееспособности, законному представителю несовершеннолетнего гражданина и гражданина, признанного в установленном законом порядке недееспособным, предоставляется  информация о правах и обязанностях граждан – получателей социальных услуг, предусмотренных законодательством о социальном обслуживании населения, о видах социальных услуг, сроках, порядке и условиях их предоставления, тарифах на эти услуги и их стоимости, о порядке отказа от услуг или изменении условий их предоставления,…».

Наличие такой нормы сложно объяснить с учетом положений ст. 17 действующего Закона о государственном финансировании оказания населению психиатрической помощи, в т.ч. социальной поддержки и социального обслуживания лиц, страдающих психическими расстройствами. Зачем сообщать гражданам о «тарифах и стоимости», если платит государство?

Готовится почва для заработка частников на ниве психических заболеваний. Это будет стимулировать поиск больных там, где их нет, вмешательство в семьи для «ранней помощи» страдающим и т.п.

5) Законопроектом усложняется процедура выписки несовершеннолетних из учреждений социального обслуживания для лиц с психическими расстройствами.

Если сейчас выписка ребенка осуществляется на основании заключения врачебной комиссии (об отсутствии показаний к пребыванию в организации) и заявления одного из родителей, то по законопроекту требуется заявление обоих родителей, либо – в случае отсутствия согласия одного из родителей – по заявлению одного из родителей и решению органа опеки (абз. 9 ч. (2) ст. 44).

6) В части (1) ст. 44.1. заявлено, что «В целях обеспечения прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами, органами исполнительной власти субъекта РФ создается комиссия по рассмотрению вопросов о приеме в стационарное учреждение социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами, переводе, выписке и временном выбытии из него (далее - Комиссия)».

Как видно из названия, Комиссии наделяются широчайшими полномочиями.
Если сейчас вопрос о приеме несовершеннолетнего гражданина в организацию социального обслуживания для лиц с психическими расстройствами, решается на основании заявления родителей (законных представителей) и заключения психолого-медико-педагогической комиссии, в которую входят исключительно установленные в законодательстве специалисты (преимущественно врачи; см. См. Приказ Министерства образования и науки РФ от 20 сентября 2013 г. N 1082 "Об утверждении Положения о психолого-медико-педагогической комиссии"), то законопроект предлагает абсолютно другой подход к составу Комиссии:
«В состав Комиссии включаются представители органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации в сфере социального обслуживания граждан, здравоохранения, опеки и попечительства, службы, указанной в статье 38 настоящего Закона, врач-психиатр, специалисты по реабилитации и социальной адаптации лиц, страдающих психическими расстройствами, представители общественных организаций».

То есть, решать судьбу человека будут преимущественно некие общественники, непосредственно включенные в Комиссию, которые могут вообще не иметь представления о психических расстройствах, а также другие общественники – члены Службы «защиты прав пациентов», которые могут создавать как НКО (в т.ч. иностранные агенты), так и просто «граждане», в т.ч. за свои деньги, о чем прямо сказано в проекте (см. выше).

7) При этом:

- в ст. 44.1 сказано, что Комиссия, которая принимает решение о приеме лица в стационарное учреждение социального обслуживания: «с согласия лица, страдающего психическим расстройством, опрашивает его отдельно от законного представителя и иных сопровождающих его лиц» (абз. 4 ч. (6)).

 - «При рассмотрении вопросов о приеме в стационарное учреждение социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами, переводе, выписке и временном выбытии из такого учреждения, а также об отказе в приеме, переводе, выписке и временном выбытии несовершеннолетнего гражданина, страдающего психическими расстройствами, Комиссией учитывается мнение несовершеннолетнего, достигшего десятилетнего возраста» (абз. 2 ч. (6)).

- «Комиссия в целях принятия решения устанавливает мнение лица, страдающего психическим расстройством, в том числе несовершеннолетнего, достигшего десятилетнего возраста, о значении и последствиях приема в стационарное учреждение социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами, перевода, временного выбытия или выписки  из такого учреждения» (абз. 1 ч (7) ст. 44.1).

Полагаем, такие нормы могут привести к увеличению числа детей, добровольно-принудительно помещаемых в психиатрические учреждения против настоящей воли родителей ссылками на позицию детей.

8) Характерно, что в решении Комиссии о приеме (переводе) пациента должно быть установлено:

- «наличие или отсутствие угрозы физического или психологического насилия в отношении лица, страдающего психическим расстройством, со стороны других лиц при принятии им решения о проживании в стационарном учреждении социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами, переводе, временном выбытии или выписке из него».

«Угрозой насилия» (судя по ювенальной практике последних лет) может быть интерпретировано любое поведение членов семьи, в т.ч. родителей (законных представителей). Кроме того, эта норма опасна введением в законодательство неопределенного и сомнительного термина - понятия «психологическое насилие», под которым в методичках прозападных НКО понимается широчайший спектр обычных действий (разумных воспитательных методов и т.п.). Неопределенные нормы по многочисленным решениям Конституционного суда РФ являются антиконституционными.

9) Злоупотребления может повлечь также норма ч. (10) ст. 44.1.:

«В случае, если законный представитель лица, страдающего психическими расстройствами, попечитель лица, ограниченного в дееспособности, извещенный в установленном порядке о времени и месте проведения Комиссии, не явился на заседание Комиссии, на котором должно рассматриваться заявление этого лица о переводе, выписке, временном выбытии из стационарного учреждения социального обслуживания, либо не согласен с переводом, выпиской, временным выбытием лица, законным представителем или попечителем которого он является, из стационарного учреждения социального обслуживания, Комиссия вправе отложить принятие решения и обратиться в орган опеки и попечительства в интересах несовершеннолетнего лица, лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным или ограниченного в дееспособности».
В другой норме говорится о том, что перевод, выписка происходят на основании личного  заявления гражданина (законного представителя) и решении комиссии. О каком «несогласии» идет речь в ч. (10) ст. 44.1. не понятно. Но прослеживается желание создать условия для давления на граждан (в т.ч. через органы опеки) в целях обеспечения желаний НКО по перемещению психически больных граждан по рынку услуг НКО.

10) Опасной для совершеннолетних граждан, страдающих от психических расстройств, представляется также норма абз. 3 ч (5) ст. 44:
«Основанием для временного выбытия из стационарного учреждения социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами, на срок, превышающий 24 часа, является:
заявление лица, страдающего психическим расстройством, которому предоставляются социальные услуги в стационарной форме социального обслуживания, о временном выбытии из  такого учреждения;
заявление родственников лица, указанного в абзаце втором настоящей части, подавшего заявление о временном выбытии, иных граждан или организаций об обеспечении присмотра и ухода за ним, а в отношении  такого лица, признанного недееспособным или ограниченным в дееспособности, несовершеннолетнего лица - заявление его законного представителя, попечителя лица, ограниченного в дееспособности, о согласии с его временным выбытием и обеспечении присмотра и ухода за ним».

Каких организаций – не сказано. Это могут быть и коммерческие, и иностранные структуры. При том, что заявление выбывающего лица может быть «подано устно» (ст. 41), добровольно-принудительные перемещения ментальных инвалидов по рынку социальных услуг могут приобрести массовый характер, не говоря об открывающихся возможностях для криминала (сексуальное насилие в отношении инвалидов и т.п.).

12) Завершим наше обращение кратким обзором позиции специалистов из сферы психиатрии касательно медицинского аспекта законопроекта.
Существующие комментарии суммирует цитата из заключения профессора  СПб НИПНИ им. В.М.Бехтерева А.П. Коцюбинского: «Законопроект представляется методологически несостоятельным и неперспективным для дальнейшей работы с ним».
 
Приведем отдельные цитаты из заключения профессора:
 
«1. Приходится решительно дать самую негативную оценку основному «ноу-хау» Законопроекта. Речь идёт о Статье 38: «Служба защиты прав граждан…». Данное «ноу-хау» (специальная служба) состоит в создании ещё одного контрольного органа, который, … должен быть представлен «некоммерческими организациями, имеющими право заниматься деятельностью по реализации и защите прав и свобод граждан с психическими расстройствами» (пункт 3 статьи 38). Тем самым некоммерческим правозащитным организациям, зачастую идеологически и исторически тесно связанным с жесткими антипсихиатрическими представлениями, вменяется право надзора и контроля за оказанием специализированной психиатрической помощи. На память сразу приходит хрестоматийный образ группы товарищей из домкома во главе со Швондером, пытающихся давать свои «ценные указания» профессору Преображенскому насчёт того, как ему «правильнее» организовывать свою профессиональную деятельность. При этом полномочия предлагаемой Законопроектом контрольной службы столь обширны, что они, по сути, перекрывают полномочия существующих надзорных органов...
 
2. В качестве базовых Законопроектом определяется такая широта прав и свобод пациентов (часть 3 статьи 37), которую невозможно вообразить не только в условиях закрытого психиатрического отделения, но даже любого соматического стационара (в котором нет психически больных). По сути, предлагается превратить режимное медицинское учреждение в анархистское и безграничное «гульбище» пациентов, их родственников, знакомых и иных лиц. Чтобы понять, во что в итоге превратится жизнь психиатрических больниц, достаточно просто представить, как будет выглядеть на практике хотя бы предложенная Законопроектом идея бесконтрольного доступа психиатрических пациентов к стационарным телефонам и другим средствам связи. Ясно, что это неизбежно породит конфликтную борьбу психически больных между собой за монополизацию этого права.
 
3. «Указания (часть 3 статьи 37) об отправке больными из закрытого отделения денег, посылок и бандеролей (равно как неконтролируемое получение пациентами денег и возможное получение ими в таких случаях различных, в том числе и опасных для них или других больных предметов) выглядят просто фантастическими и свидетельствуют об отсутствии у авторов Законопроекта элементарных представлений как о психиатрии в целом, так и об особенностях характера психической патологии и неадекватности восприятия больными окружающей действительности, а равно о специфике их поведения. ...

Положение же Законопроекта о невозможности даже временного ограничения корреспонденции больных, адресованной в органы государственной власти, прокуратуру, суд, органы внутренних дел, иные государственные и негосударственные организации, имеющие право заниматься деятельностью по реализации и защите прав и свобод человека и гражданина (часть 3 статьи 37), на практике приведет, к параличу деятельности психиатрического отделения, сотрудники которого будут постоянно заняты объяснениями различным проверяющим инстанциям, вынужденным «реагировать» на в подавляющем большинстве случаев вздорное, а то и бредовое содержание писем больных, находящихся в психиатрическом отделении в связи с обострением психического расстройства. Косвенно это может отразиться на сокращении сроков лечения таких больных в стационаре, так как это окажется единственным способом уменьшить поток проверяющих комиссий и количество уделяемого им времени, для того, чтобы заняться настоящей медицинской работой – лечением основной массы пациентов.
 
В случае реализации предлагаемых в Законопроекте норм персонал больниц напрочь лишится возможности нести ответственность за безопасность пациентов и одновременно станет более уязвимым, с точки зрения собственной безопасности, так как окажется в бесправном статусе внутри заведомо конфликтной анархии. А ведь ничем другим пребывание психически больных в тех условиях, в которые их предлагают определить авторы Законопроекта, завершиться не может».
 
Вышеприведенные замечания к законопроекту показывают его полную несостоятельность, криминогенный характер, крайнюю опасность для граждан с психическими расстройствами и для детей, разрушительность для системы оказания психиатрической помощи, а также для института семьи в России. Указанный законопроект должен быть отклонен в целях обеспечения истинной защиты прав недееспособных и не полностью дееспособных граждан.
 

Дорогие друзья!

Наша деятельность ведется на общественных началах и энтузиазме. Мы обращаемся к Вам с просьбой оказать посильную помощь нашей экспертной и правозащитной деятельности по защите традиционной семьи и детей России от западных технологий и адаптированных с помощью лоббистов законов. С Вашей помощью мы сможем сделать еще больше полезных дел в защите традиционной Российской семьи!

Для оказания помощи можно перечислить деньги
на карту СБЕРБАНКА 4276 5500 3421 4679
получатель Баранец Ольга Николаевна
или воспользуйтесь формой для приема взносов:
ШКОЛЬНЫЕ КАРТЫ «ПРОХОД-ПИТАНИЕ» КАК НАРУШЕНИЕ ЗАКОНОВ И СПОСОБ ВНЕДРЕНИЯ ТОТАЛЬНОГО ЭЛЕКТРОННОГО КОНТРОЛЯ
Атака на гражданские права: теория и практика юридической борьбы с электронным ГУЛАГом